«Это то, что служит для нас стержнем!» – Большое интервью Максима Богданова и Александра Голикова

Андрей Ловыгин, фото - пресс-служба АСКОН

От автора: С героями этого интервью – Александром Голиковым, Председателем совета директоров АСКОН и Максимом Богдановым, Генеральным директором этой же компании я знаком достаточно давно. С Александром мне посчастливилось встретиться почти 15 лет назад – в уже далеком 2007 году. Скажу больше, я помню дату – 2 октября и слова, которыми он сопроводил первое рукопожатие: “Дружище, а чего ты в галстуке?”. ☺

218_image5.jpg
Круглый стол «Вендоры САПР без галстуков» на SofTool-2007. Я – в центре, совсем еще “зеленый”, точно посередине между Анастасией Морозовой и Александром Голиковым. Фото - isicad.ru.

Происходило это на оригинальном по своей форме мероприятии – круглом столе «Вендоры САПР без галстуков» в рамках выставки SofTool. Среди участников, отвечающих на вопросы журналистов были руководители и ведущие специалисты Autodesk, APPIUS, АСКОН, НТЦ АПМ, Продуктивные технологические системы, Спрут-Технология, Топ Системы, Немечек, ADEM, НТЦ ГеММа, Colla, PTC, CSoft. В Москву я был командирован Юрием Сухановым, боссом рижской компании Colla (были же времена!) и да, действительно, на мне был костюм и галстук. Кстати, репортаж об этом мероприятии все еще можно найти на портале isicad.

С Максимом знакомство состоялось примерно в 2012 году, на почве развития партнерских отношений между ЛО ЦНИТИ и АСКОН. С тех пор мы часто “пересекаемся” на различных выставках и конференциях, крайний раз виделись пару недель назад в Екатеринбурге на ИННОПРОМ.

IMG_20210706_161918.jpg
Выставка ИННОПРОМ-2021: на стенде Минпромторга в компании Максима Богданова (в центре) и Дениса Полевщикова (слева), Генерального директора СТАН.

Однако, несмотря на регулярные деловые контакты идея интервью даже не обсуждалась – мне казалось, что про компанию и ее продукты в СМИ говорят часто и подробно. Поводом для обстоятельного разговора под диктофон послужило приглашение на ежегодное фирменное мероприятие АСКОН – форум “Белые ночи САПР”, которое, к сожалению, обычно совпадает по датам с московской выставкой “Металлообработка”, пропустить которую по долгу службы не представляется возможным. В итоге я смог вырваться лишь на последний день “Белых ночей”, когда деловая программа уже завершилась, а гости форума разъехались обозревать достопримечательности Северной столицы и гулять по паркам Петергофа. Именно поэтому все размещенные далее фотографии с мероприятия предоставлены пресс-службой АСКОН и украшают собой текст интервью, задачей которого было разговорить первых лиц АСКОН, получить ответы на вопросы, мучавшие меня, и, возможно, вас много лет.

От чего кайфуют в АСКОН? Почему компания не покупает технологии и стартапы? Каковы проблемы российского рынка и продуктов САПР? Как КОМПАС-3D догнать и перегнать SOLIDWORKS? Ответы на эти и другие вопросы, а также подведение итогов форума «Белые ночи САПР 2021» читайте в эксклюзивном интервью первых лиц компании АСКОН.

P1022330.JPG
Такими я запечатлел Александра Голикова и Максима Богданова в родных коридорах питерской штаб-квартиры АСКОН.

Здравствуйте, Максим и Александр. Сегодня крайний день форума «Белые ночи САПР 2021». Мероприятие впервые проводится в гибридном очно-заочном формате. Каковы итоги? У вас была цель собрать лиды или просто встретиться с клиентами, представить новые разработки? Пожалуйста, расскажите про «Белые ночи» этого года.

Максим Богданов: Надо рассказать о том, что такое «Белые ночи САПР» – это традиционное мероприятие компании, тяжело назвать какой раз уже проходящее, но точно больше 25-го. Если вспомнить историю компании – 33-й год идет сейчас. Последние десять лет это мероприятие собирает в относительно узком кругу предприятия, которые уже достаточно хорошо продвинулись в деле внедрения инженерных информационных технологий, и предприятия, которые только собираются это сделать, либо стремятся перейти на новый более высокий уровень их применения. И, по сути, мы создаем площадку, где одна часть обменивается опытом с другой частью.

Тяжело сказать, что одна часть участников всегда опытная, а другая неопытная. У них находятся темы, которые перекрестно их “опыляют”. А мы организуем общение, поддерживаем атмосферу и параллельно делимся информацией о стратегии компании, о том, куда мы направим свои усилия в ближайшие год, годы. И традиционно в этом году именно этому был посвящен форум.

Из отличия от прошлых лет: форум был чисто машиностроительный. В прошлые разы у нас собирались специалисты машиностроения,  промышленного и гражданского строительства. В этом году – только машиностроение, стратегия в области машиностроения, кейсы из машиностроения. И форум был посвящен той стратегии, которую мы впервые объявили в 2019 году на ИТОПК (форум «Информационные технологии на службе оборонно-промышленного комплекса России» - прим. ред.), где мы рассказали о том, что сделали за прошедшие уже почти три года, какие планы на ближайшие четыре года, показали обновленную дорожную карту.

ASKON_1293.JPG
Оффлайн-площадка форума «Белые ночи САПР 2021» – несмотря на известные сложности самые верные пользователи продуктов АСКОН добрались до Санкт-Петербурга.

Да, мероприятие было в новом формате. Во-первых, из-за того, что мы пропустили очную встречу в прошлом году, однозначно форум воспринимался свежо, все отвыкли. Во-вторых, вместе с очной площадкой была онлайн-площадка, то есть мы объединили опыт прошлого года, когда собирались только онлайн. И получился, как мы называем, гибридный формат. У нас на площадке отработали очно около 200 человек: примерно 150 – представители предприятий-заказчиков и порядка 50 – команда АСКОН, наши технологические партнеры. Около 300–400  участников в каждый момент было на онлайн-площадке.

Онлайн-площадка иногда даже более активно работала. На пленарной сессии все вопросы, на которые мы отвечали, были заданы в онлайне. Это онлайн-аудитория через чат платформы генерировала вопросы, очные слушатели просто слушали уже ответы. 

ASKON_1313.JPG
Онлайн-площадка форума потребовала серьезной технической подготовки от команды маркетинга АСКОН.

Я заметил, что в том числе по рекламе мероприятия, что АСКОН начал активно говорить про «цифру», цифровизацию. Хотя коллеги из «Топ Систем» любят повторять, что это чистой воды маркетинг. Какова ваша позиция насчет терминов «цифра», «цифровизация», «цифровая трансформация»?

Ради справедливости, без хайпа, конечно, не обходится. Мы прекрасно это понимаем, но все-таки определенное рациональное зерно под этим есть. Чем цифра отличается просто от внедрения САПР или PLM? Тем, что цифра – это сквозные решения. Цифровизация подразумевает, что не  отдельные программные продукты внедряются, а предприятие меняет платформу деятельности с бумажной на цифровую. Когда нет бумажных согласований, бумажных процессов — это цифровизация.

Александр Голиков: То есть ты не просто создаешь цифровую модель изделия, но и все процессы тоже переводятся в цифровой формат.

Раньше всегда рассказывали о концепции PLM... Даже так сначала было, помнишь: 3D-модель, Siemens Digital Mockup, потом появилась концепция PLM, Digital Twin в какой-то момент “вклинился”, параллельно начали “рисовать” Digital Thread. Кстати, я не мог долго понять, что за Digital Thread, что за цифровая нить, есть же PLM. А потом понял. Как раз то, что позволяет естественным образом реализовывать концепцию PLM в современном инженерном ПО. По сути - это сквозной цифровой процесс инженерной деятельности. И Digital Thread показывает, что все процессы, все согласования, все, что вокруг жизненного цикла изделия идет, оно идет в нормальной цифре, сквозном процессе.

АГ: Схожую ситуацию мы наблюдаем в строительстве. Модная тема – информационное моделирование, оно же BIM. Речь уже идёт не просто о создании 3D-модели объекта, здания, сооружения. С помощью единой информационной модели сквозным образом обеспечивается решение задач управления строительством, эксплуатации здания – всех участников строительства связывает единая “цифра”. А без хайпа у нас в стране никуда. ☺

ASKON_1287.JPG
Максим Богданов представляет дорожную карту развития экосистемы программных продуктов АСКОН.

Хайп надо просто использовать в плюс отрасли. Хайп – это обращение внимания к этим задачам со стороны, в том числе ФОИВов (Федеральные органы исполнительной власти – прим. ред.). ФОИВы при всем, может быть, критическом отношении к их деятельности добавляют ресурсы для решения этих задач, подгоняют отстающих. В сумме, процесс, запущенный как хайп, все равно постепенно выходит на нормальный устоявшийся режим.

АГ: Если под этим естественная основа, а здесь она есть.

В продолжение «цифры» и хайпа: недавно был анонсирован конкурс «Цифровой инженер» – это реинкарнация конкурса «Будущие асы цифрового машиностроения», который проводился АСКОН на протяжении 14 лет. Зачем понадобился ребрендинг конкурса?

Конкурс все-таки традиционно проходил как конкурс асов компьютерного 3D-моделирования. Сейчас речь идет об уходе от инструментального уровня к скилам (навыкам – прим. ред.) инженера. А там не просто надо работать в инструменте, а надо понимать суть инженерной деятельности, понимать, как работает предприятие. Это демонстрация того, что мы готовим специалиста, а не пользователя инструмента.

Во-многом личный вопрос. Возникает ощущение, что АСКОН – очень приземленная компания, которая живет сегодняшним днем, и вам не хватает каких-то ярких и нестандартных решений. У меня был недавно выпуск, где я рассказывал про Shapr3D. Почему бы АСКОН не ввязаться в эту тему, не сделать, используя свои мощные ресурсы, компетенции, что-то нестандартное, модное, на другой платформе, например под iOS или MacOS?  Вы думаете о таких вещах?

Мы не приземленная компания, мы прагматичная компания! Наша прагматичность заключается в том, что мы должны обеспечить отечественную промышленность надёжными, эффективными по соотношению цена/качество решениями. А с точки зрения прагматики, то, что мы делаем, должно однозначно быть востребовано и должно компенсировать нам наши расходы на создание этих решений. Наши бюджеты разработки все-таки отличаются от бюджетов наших зарубежных коллег по цеху. И поэтому просто разбрасываться на чисто венчурные темы - наверное, действительно мы этого не делаем.

АГ: В то же время мы отслеживаем все инновации. Просто отслеживая и исследуя, мы потом отвечаем на вопрос, насколько те или иные технологии созрели для практического применения нашими предприятиями. Берем аддитивные технологии. Они ведь появились как инновация очень давно, развивались, и только буквально последние годы началось их практическое применение. Мы готовы к этому, у нас есть решения для топологической оптимизации. Есть работающее решение, причем в рамках не только АСКОН, а в рамках консорциума «РазвИТие». Это прагматизм и есть.

ASKON_1439.JPG
Общение первых лиц АСКОН с гостями и участниками форума.

При всей нашей приземленности и жизни сегодняшним днем, мы объявили стратегию до 2025 года. У нас горизонт, охваченный дорожными картами, достаточно детальными – до 2023 года, с поквартальными планами, что мы будем делать. Или результаты НИР в области создания судостроительной САПР с горизонтом выпуска примерно в 2025 году – о них мы рассказали на форуме «Белые ночи САПР».

А с другой стороны, вспомни, была DEXMA — облачное решение для задач PLM /MRPII для предприятий самого перспективного сегмента, чуть ли не от мейкеров до микро и малых предприятий, но оно не взлетело нигде: ни на Западе, ни в России. При этом одновременно не взлетела куча решений подобного класса, вышедших в США. Ни одного не осталось. У нас был опыт, мы потратили на эту инновационную тему несколько миллионов долларов. Такой опыт заставляет быть более аккуратным.

АГ: Ты не будешь на iPad заниматься проектированием. Айпады наиболее пригодны для визуализации уже готовых моделей, например, при ремонтных работах, когда ты как визуализатор работаешь с моделью, которая хранится под управлением PDM-системы, и тут же можешь посмотреть узлы, собираемые тобой, или ремонтируемые конструкции. Если мы говорим о мобильных технологиях. Где у нас iMac в инженерных службах?

Мобильные платформы в общем – не для проектирования. Говоря об импортозамещении: импортонезависимость, отечественный рост, переход на Linux. Переходя на Linux, когда нужно обеспечить для клиента совместимость PLM-продуктов, правильнее переходить в облако. А облако и web – это одноврменно возможность применения на мобильных платформах, просто оптимизируя создаваемые интерфейсы приложений. При этом облако и те технологии, где идет потребление данных – это уже нормально выстроившееся применение. Мы это отрабатываем и отслеживаем новые технологии.

ASKON_1334.JPG
На форуме АСКОН рассказал, как будут развиваться решения компании с учетом потребностей авиастроения с дорожной картой до 2025 года. 


Как это отслеживание происходит? Это целенаправленное отслеживание? В чате кто-то поделился, скинул ссылку, вы посмотрели, обсудили и забыли, или есть четкая линия?

Есть процесс стратегического маркетинга. В нем задействовано несколько человек. И именно туда падают идеи, высказанные где-то в чатах, в переписке, там они варятся. Переварившись, они перерождаются в проекты, которые директивно запускаются при необходимости уже на уровне компании.

АГ: При этом мы отслеживаем эти тренды. Исследовательские компании — от IDC до Gartner — публикуют наиболее знаковые технологии, которые будут востребованы в ближайшем десятилетии. Мы это все пытаемся приземлить, изучить, посмотреть в PLM или BIM-области, может ли это быть полезным, когда и что из этого можно выжать?

А вы лично что-то отслеживаете, предлагаете?

Те несколько человек, которые являются ядром стратегического маркетинга – это как раз, по сути, совет директоров компании, плюс у нас уже есть специальные “руки” стратегического маркетинга, которым можно это поручать. Они эти темы, возникшие как идеи, прокачивают. А дальше, когда тема “сварится” от просто исследования рынка и будет готова к НИР, чтобы ее запускать, чтобы потом проверить, можем ли сделать, какие технологии надо применить, какие продукты будут в основе, надо менять или что-то писать новое, тогда НИР будет запущена как проект. Дальше ОКР. Стандартный процесс компании. Затем будет коррекция дорожной карты и публичное объявление об этом. Сейчас объявили о судостроении, перед этим полгода практически мы проводили внутренние проекты, отлаживали процессы по этой тематике.

Каковы планы и идеи АСКОН по развитию решений для станкостроительной отрасли?

Говоря о процессе стратегического маркетинга, мы для себя, во-первых, подытожили, что у нас был определенный этап в развитии компании — общемашиностроительный. И появился сейчас этап отраслевых или, по-другому, вертикальных решений. В этом году выпускаем решение для газотурбиностроения, как мы его называем, или решение для проектирования сложных изделий с уровнем сложности равным газотурбинному двигателю. Дальше - авиация, судостроение. Ровно так же мы относимся к станкостроению или радиоэлектронной промышленности.

Если для проектирования сложных и сложнейших изделий нужно дорабатывать этапы стратегии, лежащие вправо по дорожной карте, то станкостроение мы относим к общемашиностроительным специализациям, но специализациям — там есть определенные особенности в применении наших продуктов для этого направления. Здесь мы работаем, уже понимая, что есть определенные отличия в применении, мы идем по пути типизации решений, применяемых у заказчиков.

Балтийская промышленная компания и ее станкостроительный завод «САСТА» — наш заказчик, реализовавший комплексный проект с помощью нашего интеграторского подразделения. Развернуты продукты, начиная от КОМПАС-3D, заканчивая ЛОЦМАН:PLM и ВЕРТИКАЛЬ, другими необходимыми продуктами, настроена интеграция с 1С, создана цифровая среда предприятия. Ее можно обобщать, типизировать.

IMG_0510.jpg
Представитель станкостроительного завода САСТА рассказывает о процессе внедрения инженерного ПО АСКОН.

Ключевая мысль по всем отраслевым решениям – слева или справа по дорожной карте они лежат – это то, что необходимо работать с функциональным заказчиком, только в паре, постоянно получая функциональные требования, дальше постоянно поверяя создаваемые решение с тем, как это видит заказчик, соответствует ли это его ожиданиям. И плюс есть момент - точно кто-нибудь подначит, читая интервью: «Вы делаете только то, что нужно заказчикам сейчас. А где же будущее?».

А дальше есть ветка, которую мы называем трансфер технологий. Мы понимаем, что, двигаясь по дорожной карте вправо, мы развиваем наши продукты, наращиваем мощность. И мы целевым образом спускаем определенные новые функциональные возможности в продуктах заказчикам из “предыдущих” сегментов, то есть: «Давайте теперь попробуем это делать так». Реально есть интересные технологии, которые могут изменить подходы в проектировании хорошо известных изделий. Их можно будет делать удобнее, проще и качественнее.

АГ: Всё-таки по станкостроению. Если мы берем судостроение или авиацию, то понимаем, что еще нужно сделать для того, чтобы полностью собрать бомбардировщик пятого поколения в перспективе. Для станкостроения решения, которые есть сейчас, уже закрывают все задачи.

Каким образом АСКОН участвует в дорожных картах развития отечественной промышленности? У Минпромторга есть стратегия. Каким-то образом АСКОН принимает участие в этом?

Мы участвуем в разработке подобных дорожных карт или содержательной части этапов, лежащих на этих дорожных картах. Например, радиоэлектронная промышленность – отрасль, которая находится под пристальным вниманием государства. Есть стратегия развития радиоэлектронной промышленности, есть понимание, что текущий уровень недостаточный. И мы, как разработчики САПР, достаточно давно, уже больше полутора лет, совместно с другими предприятиями отрасли радиоэлектронной промышленности, участвуем в формировании дорожной карты, как выходить на независимость в этом сегменте.

Какую долю – я знаю, что значительную – в бизнесе АСКОН занимают контракты с предприятиями ВПК? И не видите ли вы угрозы сближения и, потенциально, контроля государства над компанией?

Я отвечу на первую часть, а про вторую попросим Александра. По доле в выручке – 50%. Причем для инструментальных, то есть для CAD, или PLM-компонентов доля разная. По своей численности ВПК -  достаточно компактный. Под 1300 предприятий опубликовано на сайте Минпромторга в реестре. Мы знаем, сколько из этих предприятий - наши заказчики, сколько из них применяют наши инструменты, сколько - комплексное PLM-решение. Примерно половина из этого списка — наши заказчики.

АГ: Мы понимаем, что у нас есть многие черты госкапитализма и сосредоточение ресурсов государства в промышленности. Когда мы берем IT, то мы отстаивали всегда рыночную парадигму работы, потому что в IT-области все-таки частные коммерческие компании более эффективны, они более гибкие, более быстрые, они работают на рынок, не ориентируются на бюджет, а зарабатывают на рынке, где клиент голосует деньгами, заставляет все время развивать свои продукты, делать их ценными. И этот подход в IT более правильный. Мы придерживаемся именно рыночного подхода.

IMG_0634.jpg
Подход АСКОН к multiCAD-проектированию: не только поддержка экспорта/импорта CAD-форматов в продуктах, но и особая методология проектирования, и организация процессов разработки.

Но если посмотреть на эту ситуацию, получается, что у вас основными клиентами становятся предприятия ОПК. И у них немножко другие изделия, другие бизнес-модели. И вы можете просто потерять подходы к частному сектору. Вы ориентируетесь на это, забывая, что это, возможно, не самые передовые предприятия.

Я бы не согласился. Здесь как раз можно поспорить. Частные предприятия тоже надо сегментировать: крупный бизнес, малые и средние предприятия. Если брать наиболее технологически развитые предприятия – это либо предприятия ОПК, разрабатывающие головные изделия - то, что сдается по гособоронзаказу, или это крупные частные корпорации, которые двигают в целом отраслевые сегменты, например, железнодорожное машиностроение. И там рождаются новые требования к вендорам, если мы хотим провести импортозамещение.

В ОПК точно так же: производители крупнейших изделий имеют сложнейшие задачи и самые мощные требования к нашим решениям. Мы развиваемся не только с точки зрения уникальных бизнес-процессов, которые характерны для этих крупных предприятий, они действительно особые, но и с точки зрения функциональности инструментальных средств - продукты в результате тоже сильно прибавляют. Взять наш продукт КОМПАС-3D сейчас и пять лет назад - они разные.

IMG_0782.jpg
Часы «Победа» с логотипом АСКОН и уникальными номерами были заказаны на Петродворцовом часовом заводе «Ракета» и вручаются сотрудникам компании по результатам работы за год.

При этом существенная доля наших заказчиков сегодня и значительная доля ежедневной работы – это частные компании малого и среднего бизнеса. Они тоже получили технологии PLM, BIM. Для них наша работа с крупным бизнесом является средством повышения их внутренней эффективности. Они получают по трансферу технологий более эффективные продукты.

И однозначно: мы смотрим на рынок и структурируем его. Отдельно видим ОПК, отдельно частный бизнес, крупный частный бизнес. И со всеми работаем по-своему, выделено. Так, что мы бы прилипли как металлическая монетка к магниту, к одному полюсу, такое вряд ли произойдет.

АГ: Здесь нет противоречия - в функциональности решений, которая необходима для проектирования крупных головных изделий в области ОПК или не ОПК. Да, в ОПК есть масса дополнительных своих требований и особенностей, связанных с информационной безопасностью в закрытых контурах и так далее. Но если берем функциональность проектирования, то она вся востребована для крупных изделий частных компаний, поэтому здесь нет противоречия. То что мы делаем для ОПК, нужно и коммерческому сектору.

IMG_1032.jpg
Деловая игра на нетворкинг-сессии: команда представляет решение кейса, как снизить сопротивление и мотивировать сотрудников предприятия к внедрению новой системы.

Получает ли АСКОН субсидии от государства, гранты институтов развития?

АГ: Мы всегда проповедовали подход, чтобы Правительство поддерживало промышленных потребителей. И как раз принятые постановления субсидируют именно затраты предприятий на приобретение отечественных систем. И это наиболее правильный путь.

Прямые субсидии мы еще ни разу не получали. Единственное, что как все IT-компании мы получили меры поддержки в рамках опубликованного пакета по налогу на прибыль.

В чем проблема российского САПР в целом? Понимаете ли вы, чего именно не хватает КОМПАС-3D, чтобы конкурировать на равных с SOLIDWORKS и NX?

АГ: Я бы сказал, что ограниченность рынка. Это и есть главная особенность.

Размер рынка -  как база для развития, чтобы развивать свой продукт. Я бы еще один аспект назвал. Как ни крути - на зарубежных рынках, в Германии, где мы работали несколько лет, заметили, что все-таки требования к инструментальным системам различаются. Есть менталитет инженерный наш и немецкий, они различаются. Есть уже сложившиеся практики применения продуктов наши и международные.

В России мы были одними из создателей рынка применения 3D-инструментов. КОМПАС-3D – наверное, наиболее массовый лицензионный инструмент 3D-проектирования. А в Европе, в Штатах – это все-таки SOLIDWORKS. Методология применения продуктов отличается. И приходить с нашей методологией продукта к пользователям, которые выросли на SOLIDWORKS, тяжело. Так и наоборот: приходить с SOLIDWORKS  на предприятия, где пользователи выросли на наших продуктах, в институтах выучились, тоже есть определенные препятствия. Поэтому мы пока мало собираем на территории России денег для того, чтобы конкурировать именно бюджетами разработки. Но у нас есть и сложности в перешагивании на международный рынок в связи с этими упомянутыми особенностями.

АГ: Мы отчетливо понимаем те белые пятна, которые должны еще закрасить у себя. И не видим абсолютно никаких проблем. Это только вопрос достаточно обозримого времени. Отечественные продукты близко подобрались к мировым лидерам.

По поводу продуктов. В прошлом, при выходе новых версий КОМПАС-3D выделялись основные векторы изменений. В 17 версии был переработан интерфейс, в каких-то версиях особое внимание было сфокусировано на качестве и стабильности. Если сейчас идет работа над новыми версиями комплексного ПО АСКОН, как можно обобщить, назвать этот общий тренд?

Как я сказал, мы закончили общемашиностроительный этап и закончили в основном этап платформенный. Сейчас идет этап развития вертикальных решений. То есть добавление большого объема функциональности для решения задач определенных специфичных отраслей.

АГ: Наверное, один из примеров, что для авиации, что для судостроения – это работа со сложнейшими поверхностями. Это сложнейшее конфигурирование, управление требованиями, если говорить о PLM-решении.

В 20-й версии КОМПАС-3D, которая вышла в июле, произошел мощный прирост в поверхностном моделировании, в целом в мощности проектирования, и он будет наращиваться в 21- и 22-й версиях.

ASKON_1584.JPG
Отель "Новый Петергоф" – традиционное место летнего сбора участников форума "Белые ночи САПР".

Известно, что команда разработчиков «Гольфстрим» вернулась в “родную гавань” и после разных этапов самостоятельного плавания и смены руководителей вошла в состав основного подразделения разработки комплексных решений. Планируется ли более глубокая интеграции «Гольфстрим» и Лоцман:PLM? Раньше даже версии у них не совпадали. И усиление команды разработчиков именно этого продукта планируется?

С точки зрения углубления интеграции - да, планируется. На данный момент понятно, в каких направлениях развиваться, определенные планы на это уже сформированы. А с точки зрения наращивания команды - здесь несколько сложнее, потому что наши продуктовые команды действуют по принципу хозрасчетных подразделений, бизнес-единиц. И коммерческие результаты, разумеется, влияют на возможности развития этих продуктов. Мы работаем над тем, чтобы сбалансировать подход отраслевого развития, что я упоминал в ответе на предыдущий вопрос. И это ограничения нашей бизнес-модели. Но это как раз текущая задача, которая перед нами стоит.

При этом у нас интересные заказчики, интересные проекты сейчас прямо на стадии завершения по «Гольфстриму». «Гольфстрим» много прибавил за последние пару лет. У нас есть заказчик, концерн, у которого порядка шести-семи производственных площадок, у которого единая распределенная система управления жизненным циклом. Предприятие работает с общей базой, большое количество синхронизаций, все это вместе с «ЛОЦМАН:PLM», «ВЕРТИКАЛЬ» ,«ПОЛИНОМ:MDM», в интеграции с 1С.

У вас есть два решения BIM. Почему при том, что Pilot-BIM очень хорошо воспринимается заказчиками, пользуется спросом, Renga в этих же организациях не вызывает такого же интереса, и динамика по ней сильно отличается от Pilot-BIM?

Много факторов влияет на это. Первое – зрелость продуктов. Renga вышла на рынок в 2015 году. Первая реинкарнация Pilot, тогда система работала на иной платформе и поэтому называлась по-другому – ЛОЦМАН:ПГС, вышла в 2009 году. То есть продукт в два раза более зрелый, в два раза более зрелые процессы бизнеса на этом продукте внутри компании. Компания должна освоить продукт, освоить процесс его распространения, маркетинга, внедрения — это влияет на результат.

Дальше - зрелость и готовность рынка. Массовый рынок еще не применяет BIM-технологии с точки зрения проектирования. Лидеры уже давно и прочно освоили Revit, а массовый рынок еще сидит на 2D в Autocad. И все еще только предстоит с точки зрения взросления технологии в России.

Влияют требования государства к применению информационных технологий. BIM до сих пор применялся не из-за требований государства, а из-за реальной рыночной потребности предприятий, компаний-девелоперов работать с консолидированной информационной моделью объектов. Сейчас же девелоперы проектируют не отдельными зданиями, а кварталами и чуть ли не городами. И консолидированные модели реально востребованы, их надо в чем-то собирать и при этом организовать процессы работы проектной организации.

А информационное моделирование за пределами крупных компаний было не востребовано.  Сейчас приняты изменения в нормативной базе, вышло постановление по обязательному применению информационного моделирования для проектирования объектов за госсредства. И мы за последние несколько месяцев увидели мощную динамику интереса к продукту.

АГ: Я бы добавил следующее: автоматизация всегда идет от простого к сложному, от инструментальных систем к корпоративным. И Renga – это инструментальная система. Естественно, что инструментальные места во многом были заняты системами, которые появились раньше: Archicad или Revit. И ты выталкиваешь сейчас с рынка конкурентов. А 2D-база еще пока массово не начала переходить на 3D. А что касается Pilot, то это класс информационных систем –  управление проектированием, коллективная работа. Здесь практически не было игроков, ниша была свободна, поэтому, естественно, никакого сопротивления, никаких препятствий нет.

Не то что ниша свободна, но в ней гораздо больше кислорода.

ASKON_1409.JPG
Геометрическое ядро C3D – "сердце" не только КОМПАС-3D, но и многих зарубежных САПР, а Олег Зыков – неутомимый "двигатель" C3D как продукта.

Западные компании регулярно приобретают различные активы, перспективные технологии и компании. Почему АСКОН не делает этого?

АГ: Мы исповедуем несколько другую практику. Именно поэтому создали консорциум «РазвИТие», куда вовлекли лидеров в своих сегментах. И выстраиваем совместную работу с партнерами очень тесно для получения единого результата в виде комплексного PLM-решения. У нас лидеры в CAE, в CAM, в EDA. И решения АСКОН, как лидирующие решения в CAD, CAPP, PDM, MDM. Мы выстраиваем PLM-решение, ориентируясь на партнерское взаимодействие.

Да, но, если вы увидите интересный стартап, который делает, что-то связанное с САПР или с CAM, у вас даже не будет идеи его к себе заманить? Партнерские решения всегда остаются партнерскими решениями. А свое есть свое, вы же прекрасно понимаете. То есть это такая стратегия: никого не поглощаем?

Никогда не говори никогда. Будет что-то интересное, что нам просто будет сильно требоваться, будем думать. Пока не возникало.

АГ: Мы не видим каких-то стартапов в области САПР, которые действительно могли бы добавить ценной функциональности нашему продукту. Дело в том, что САПР-игроков, в том числе даже маленьких, их очень мало. И они все, так или иначе, за эти десятилетия существования рынка встроились в какие-то решения. Разработчики прикладных САПР  с библиотеками под какую-то платформу уже подошли. И абсолютно свободных игроков или стартапов не видно.

Подход, который Александр назвал, можно обобщить и назвать «развитие экосистемы». Мы пока не видим ограничений работы в формате именно развития экосистемы. Консорциум «РазвИТие» – это одна экосистема, в машиностроении. У нас постепенно формируется другая экосистема - в промышленном и гражданском строительстве. Общее решение, включающее, кроме наших упомянутых BIM-продуктов, продукты других компаний. У нас есть налаженный подход, политика технологического партнерства. И причем это политика проактивная, а не то, что к нам приходят, и мы даем API продукта для того, чтобы интегрировались. У нас возникает незакрытое окно в задачах, и мы ищем тех, кто нам нужен.

Взять тему 1D-моделирования. В рамках управления жизненным циклом это важный раздел, начиная от концептуального проектирования, начиная с архитектуры изделия. Работая с требованиями наших предприятий, мы определили, что это окно не закрыто. Изучили рынок, нашли отечественного разработчика, установили с ним отношения, промаркетировали, гармонизировали процессы. И сейчас компания  «Ладуга» имеет статус партнера консорциума, выйдет вместе с нами на форум “Развитие” осенью, на ИТОПК. И мы уже вместе работаем с заказчиками.

Собственность здесь совершенно не является ограничением. Все, кто нацелен на рынок - нацелен на взаимодействие, потому что если есть общая задача, то выиграют все. Нет пока препятствий.

ASKON_1417.JPG
Традиционное групповое фото гостей и организаторов форума.

Что сейчас происходит у АСКОН с CAM?

АГ: Проблема отечественных CAM-компаний – они все небольшие.

И у каждой из них есть свои плюсы и минусы. С CAM вообще тяжело. У нас есть свой старый опыт - DOSовский «КОМПАС ЧПУ». И после того, как он завершился, мы сказали: «В ЧПУ мы сами не лезем, мы ищем партнеров». В консорциум в итоге вошел ADEM.

И еще следующая проблема: если CAD, PLM может продавать менеджер по продажам и привлекать технологические компетенции, ЧПУ-решение продавать менеджер по продажам не может, он должен быть специалистом в ЧПУ. Там другой бизнес-процесс продажи. И при этом у нас есть проект по созданию центров компетенций в области продвижения CAM-продуктов. Сейчас мы на стадии набора компетенций.

Вы оба уже больше 20 лет занимаетесь развитием КОМПАС-3D, других продуктов и самой компании АСКОН. Спустя столько лет, сегодня от чего вы больше всего получаете удовольствие на работе? От чего вы кайфуете? У вас еще есть драйв, когда приходите на работу или уже больше механически?

АГ: Точно не механически.

Это было бы слишком расточительно по отношению к жизни. Драйв возникает от новых, иногда не решаемых на первый взгляд задач. Когда мы ни разу не делали, не умели, а потом собрались, рискнули и получилось. Постоянная невозможность поднять голову — тоже заставляет с интересом подходить к работе!

Вам нравится, когда у вас есть результат импортозамещения? Когда предприятие, которое использовало импортный софт, заменяет его на КОМПАС-3D, вы получаете кайф от этого?

Наверное, получаем, но это короткое удовольствие. Гораздо сильнее, когда видишь, как объекты, изделия, спроектированные с помощью наших решений, реально начинают появляться вокруг нас. Трамвай «Витязь», созданный ООО «ПК Транспортные системы», по Москве катается, трамвай «Корсар» - в Калининграде. Они спроектированы в КОМПАС-3D. Предприятие комплексно применяет продукты АСКОН, и BIM-продукты кстати тоже.

АГ: Все время возрастающий уровень задач, которые решают наши продукты, и уровень тех проектов, которые реализуют потом с помощью наших продуктов. Когда ты видишь разницу: то, что КОМПАС или ЛОЦМАН:PLM могли десять лет назад, и что они могут сейчас, и понимаешь, что они будут делать через пять-шесть-семь лет – это супер, это мечта. Движение именно к этой цели, чтобы потом когда-нибудь сказать, что мы можем хоть корабль, хоть истребитель шестого поколения проектировать на наших продуктах. Или новейший стадион «Зенит». Это то, что служит для нас стержнем!

ASKON_1590.JPG
Развлекательная программа и ужин для гостей - неотъемлемый элемент любого подобного мероприятия. Немного не привычно видеть Александра Голикова с бокалом пива, зная, что он большой ценитель вина и, возможно, даже сомелье (эксперт по вопросам приобретения, хранения и подачи вина к столу - прим. ред.). 

Александр и Максим, благодарю вас за интервью!

P.S. Всем читателям «Планеты CAM» эксклюзивный совет от Александра Голикова по выбору вина: "Сейчас лето, лето - это время классной белой Бургундии, рекомендую Шабли, Полиньи-Монраше, Мерсо..."


Читайте также:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.